Повышаем образовательный уровень в России

Академический самиздат

Известнейший математик и философ Готфрид Вильгельм Лейбниц занял должность придворного библиотекаря ганноверского герцога, использовав служебное положение для издания собственных работ по многочисленным отраслям науки. Сам написал — сам издал — сам разослал своим немногочисленным читателям. Но то, что было возможно в XVII в., уже не отвечает современным представлениям об академической жизни.

 

В последние годы возник особый рынок типографских услуг, направленных на удовлетворение спроса в печати монографий и учебных пособий за счет автора. Вероятно, этот спрос продиктован «вилкой» между формальными требованиями для присвоения определенного ученого звания или степени (наличие публикаций определенного объема) и скоростью работы профильных вузовских, учебных и научных издательств.

То же самое происходит и в сфере статей — можно месяцами ждать очереди на публикацию в престижном отраслевом журнале либо за скромное вознаграждение издать статью «для галочки» в маленьком сборнике с громким названием.

Конечно, в наш век коммерциализации образования и массового плагиата встречаются и не вполне добросовестные авторы, которые сознательно идут на то, что их публикация будет практически недоступна для читателей (чем меньше ее увидят, тем лучше!), оставаясь строчкой в резюме. В качестве курьеза стоит вспомнить большой диссертационный скандал в 2013 г., когда, согласно докладу МОН, в среднем три из четырех публикаций соискателей степеней оказались липовыми[1].

Кто-то излишнее значение придает внешним атрибутам: неактуальная и в целом бессмысленная книга может издаваться в дорогом кожаном переплете с золотым тиснением. Смысл такой книги — стоять на полке стеллажа из красного дерева, она предназначена для зрителей, а не для читателей. Это предмет роскоши, а не инструмент образования и науки.

 

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов констатировал: «Среднее состояние российской экономической науки… очень тяжелое. И это касается всей социальной науки. Она формировалась с нуля; в 1990-е было впечатление, будто экономист — это человек, который знает волшебное слово, которое позволит сразу разбогатеть. На этом поднялась масса «наперсточников». Есть «наперсточники»-преподаватели, которые прочли 2-3 книжки и их повторяют. Есть «наперсточники» среди исследователей, которые работают на рынке госзаказа и издают толстые отчеты, наполненные белибердой, — обычно такие трудятся в связке с коррумпированными чиновниками, которые через них отмывают деньги»[2].

 

Многие вузы уже почувствовали эту проблему и, вводя гранты и премии за публикационную активность, стали оговаривать различные «черные списки» издательств и журналов, публикации в которых не принимаются и не рассматриваются.

Ситуацию нам прокомментировали представители ведущих вузов.

Модератор программы стимулирования публикационной активности научно-педагогических работников и аспирантов Новосибирского государственного университета Виктор Головин замечает: «Обычно прослеживается корреляция, качество статьи — репутация журнала, т.е. его импакт-фактор… Публикации в нерецензируемых источниках с низким тиражом слабо влияют на «рейтинг» автора. Подобные монографии можно использовать в качестве бонуса при презентации каких-либо проектов, но на известные котируемые рейтинги они влияния не оказывают».

 

Развивает тему Оксана Медведева, начальник отдела научно-информационного развития РАНХиГС: «Как правило, существует прямая двусторонняя связь между качеством публикации и репутацией издания. Солидные издания ориентированы на высококлассный контент, что фиксируется в механизмах отбора материалов в рамках редакционной политики. С другой стороны, исследователи сами заинтересованы в публикации основных результатов своей научной деятельности в изданиях, которые имели бы наибольший вес в академическом сообществе (т.е. высокий импакт-фактор и серьезную репутацию).

…Этот вопрос отчасти связан с практикой работы недобросовестных околонаучных или даже псевдонаучных издательств, чья деятельность поставлена полностью на коммерческую основу, и которые за «разумную» плату предлагают свои услуги по публикации и продвижению результатов вашей работы. …Подобного рода услуги стали массовым явлением и превратились в фактор, способный нанести серьезный урон научно-исследовательской репутации организации. Однако, эффективность борьбы с этим «недугом» не может быть сведена к ранжированию размера материального поощрения той или иной публикации в зависимости от журнала или издательства, выпустившего работу, а должна стать частью научной этики самого ученого, который, к сожалению, не всегда самостоятельно может оперативно определить добросовестность издательства.

…Следует различать издания, имеющие позитивную репутацию, и издания, нарушающие базовые стандарты редакционной этики, для того чтобы дать оценку публикациям в этих изданиях на коммерческой основе. Первый тип будет иметь положительную оценку в академической среде, в то время как второй будет подвергаться строгой критике».

 

Исходной точкой отсчета стал скандал, связанный с остроумным розыгрышем: в 2008 г. статья про корчеватель пней, сгенерированная компьютерной программой, успешно прошла рецензирование и была принята в платный журнал из так называемого списка ВАК[3]. Вслед за этим экспериментом похожие статьи прошли через отбор некоторых зарубежных изданий с открытым доступом.

Тем самым была подорвана популярная в 2000-е гг. теория о постепенном замещении традиционных журналов различного рода самиздатом либо препринтами, выкладываемыми с минимальными затратами в открытом доступе.

Технологических возможностей для этого становится все больше и больше — удешевляется цифровая печать, распространяются полупрофессиональные программы верстки (LaTeX и др.), доступные авторам, в Интернете существует множество специализированных ресурсов. Однако все это не может снять вопрос качества.

 

Всегда нужен и востребован грамотный эксперт-редактор, способный провести грань между научными аргументами и личными взглядами автора. Сегодня, в эпоху пиара, «вброса», продакт-плейсмента и манипулирования информацией вновь возникает спрос на объективность, за которой стоит репутация академического сообщества.

Важную роль играет не только содержание, но и формальные признаки издания. Например, отсутствие ISBN и кодов библиотечной классификации делают распространение книг практически невозможным. Кроме того, зачастую реклама самиздата оказывается мошенничеством, одна из типичных схем: наивному автору сулят бесплатную публикацию, а потом оказывается: за авторские экземпляры автор обязан выплатить астрономическую сумму, а переиздать книгу в другом месте он не сможет никогда по юридическим причинам.

 

Жалобы авторов на длительные сроки издания по-человечески понятны, но за традиционной моделью стоит сложный редакционный производственный процесс: рецензирование с последующими доработками, научное либо методическое редактирование, корректура, профессиональная верстка, качественное полиграфическое исполнение. Ускорение работы за счет игнорирования некоторых этапов этой цепочки приводит к заметному падению качества итоговой публикации.

С другой стороны, качественная производственная цепочка предусматривает массовый объем выпуска книг. Это диктуется простым экономическим расчетом. Для нормальной загрузки цепочки высокопрофессиональных специалистов книжного дела недостаточно выпускать десяток книг в год — также как автомобильный конвейер либо выпускает тысячи автомобилей, либо просто прекращает свою работу. В последние годы в эту ловушку попали некоторые вузовские издательства: не сумев организовать большой поток публикаций, они от книгоиздания перешли к копировально-множительной деятельности, потеряв возможность выпуска материала толще автореферата.

 

Вслед за производственной цепочкой встает вопрос реализации — книготоргового маркетинга. Приведем аналогию с аграрным сектором — маленькое фермерское хозяйство может участвовать в сельской ярмарке, но чтобы товар попал на полки крупнейших супермаркетов, нужно быть значительным агрохолдингом с большим запасом и ассортиментом продукции. Только в этом случае окупаются затраты на рекламу, продвижение, участие в акциях, программы скидок и т.п. В книжной торговле ситуация похожа — для широкого распространения знаний нужно большое профильное издательство.

 

Здесь происходит важная граница — одни издательства сами отказываются от широкого продвижения и выбирают научную специализацию. И вправду — зачем рекламировать книгу, которая помимо автора сможет заинтересовать не более десятка его коллег? Так выпускаются монографии и сборники статей — дорогие, эксклюзивные, узкопрофильные. Другие издательства (и в их числе «Юрайт») выбрали своей миссией издание учебной литературы. Здесь работает обратный принцип — учебник лишь тогда будет востребован в образовательном процессе, если он попадет в каждый университет страны, если любой преподаватель сможет заказать книгу для своего курса. Поэтому миссия трансляции современного знания и методики преподавания требует качественного профессионального продвижения.

Подводя итог, призываем авторов с большей ответственностью подходить к судьбе своих произведений. В зависимости от своих целей вы можете найти квалифицированных исполнителей: для учебной литературы — одних, для научной — других, для «галочки» или «корочки» — третьих. Также абитуриент выбирает вуз для поступления, исходя из желаемой перспективы — получить профессию? Заняться наукой? Просто дотянуть до диплома? Сегодня издательств не меньше, чем вузов, и вы всегда найдете подходящее именно вам.

 

И еще одна мысль. Сегодня за медицинской помощью обычно идут к доктору, а не занимаются самолечением, за защитой в суде — к юристу, за ремонтом автомобиля — в сервис, за покупкой квартиры — к риэлтору. Так проще, так безопаснее, в конечном итоге так даже выходит дешевле. Потому и в книгоиздании — книжки всякие нужны, книжки всякие важны, но для их издания лучше обратиться к профессионалам.

Двери издательства «Юрайт» всегда открыты для достойных курсов. Даже сегодня, в непростых макроэкономических и демографических обстоятельствах отрасли высшего образования мы приняли решение не сворачивать, и, напротив, расширять выпуск новых проектов, профессионально выпускать пособия по широкому кругу направлений. Образование всегда будет востребовано, соответственно, не могут исчезнуть и носители знаний — учебники. Поэтому общая задача издательства и авторов — сохранить и усилить традиционно высокий уровень российской высшей школы. «Юрайт» рад, что важность этой миссии каждый день подкрепляют наши новые книги.

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] URL: http://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/3029

[2] URL: http://spb.hse.ru/news/96158705.html

[3] URL: http://lenta.ru/articles/2009/06/18/gelfand/

25 Февраля 2016
Метки: Статьи