Повышаем образовательный уровень в России

Сумерки учебной литературы: закат или рассвет?

Рынок вузовского учебного книгоиздания в кризисе. Вслед за «демографической ямой», отразившейся численности на абитуриентов и студентов, идет неминуемое падение тиражей учебной литературы для вузов. Перед академическом сообществом встает вопрос: что правильно в текущей ситуации? Попрощаться с учебником как с инструментом преподавания или отыскать новые механизмы его использования в учебном процессе?

 

Отрасль

Учебное книгоиздание для вузов — достаточно узкая отрасль книжного дела со значительной спецификой. Назовем ключевые отличия.

Во-первых, это большое количество дисциплин с небольшими тиражами по каждой из них. Так, в в школах примерно полсотни учебных курсов, но каждый комплектуется миллионными тиражами, и каждому школьнику государство гарантирует учебник. В высшем образовании сложилась ситуация, когда на отдельных направлениях подготовки учатся несколько тысяч человек на всю страну. Вариативность дисциплин позволяет использовать различные учебники. Соответственно, средние продажи учебников – сотни экземпляров в год, не тысячи, не миллионы.

Во-вторых, это долгосрочное развитие каждого проекта. Если, скажем, художественная литература лучше всего продается как новинка с последующим спадом, то издания для вузов, напротив, раскручиваются и зарабатывают известность в преподавательском сообществе годами. Соответственно, издатели и авторы серьезно зависят друг от друга и много лет трудятся вместе: выпускают переиздания и помогают с продвижением.

В-третьих, это фундаментальность получаемых знаний. В отличие от научно-популярной и бизнес-литературы учебники для высшей школы ориентированы на полноценное освоение предмета в качестве профессиональной подготовки. Это требует больших усилий по отбору, проверке и научному редактированию материалов, тесного сотрудничества с вузами. Когда вузы переживают непростые времена, то и учебному книгоизданию непросто.

Ключевые особенности отрасли и предопределили сложившийся кризис.

 

История вопроса

Если оглянуться в прошлое, то массовое университетское образование было порождено индустриализацией: новой промышленности требовалось много квалифицированных специалистов. Соответственно, встала задача «масштабировать» обучение, транслировать знания ведущих школ без значительного падения качества. Отсюда и текущая модель межвузовского учебника: ведущий эксперт в какой-либо сфере знаний пишет текст, который оформляется в учебник, распространяется по другим вузам и служит формированию единого государственного уровня высшего образования по какой-либо профессии.

За десятилетия работы в данной модели у академического сообщества выработалась привычка: учебники есть всегда, они — «воздух», без цвета, запаха, вкуса. Пока они есть — массовое университетское образование достойного качества. Беседуя с преподавателями на издательских завтраках, мы сталкиваемся с мнением, что учебный процесс может обеспечиваться методичками, ридерами, ксерокопиями, пиратскими файлами сканированных книг, даже диктофонными аудиозаписями лекций. Также на «пятки» классическому учебнику наступает электронное и онлайн-образование.

Но когда учебники пропадают из учебной практики, начинаются проблемы. Можно выделить трудности коммуникации (возникновение ошибок при передаче знаний), сертификации (неопределенность объема знаний для контрольных испытаний), научной достоверности (может проходить устаревшая, тенденциозная либо непроверенная информация, псевдо- и лженаучные знания вплоть до законодательно запрещенных экстремистских материалов). Отдельным блоком стоят проблемы с пиратством, плагиатом и другими нарушениями прав интеллектуальной собственности.

С похожими проблемами столкнулись средства массовой информации: на смену серьезным новостным изданиям приходит стихия блогов, которая не может претендовать на объективность, достоверность и нейтральность, — краеугольные камни профессиональной журналистики. В результате парадокс: средства массовой информации больше развлекают, лучше общаются с читателями, но все меньше информируют. Академическая среда более консервативна, но кризисные процессы уже достигли российских университетов.

Авторы учебников теряют непосредственную мотивацию к творческому труду. В условиях падения тиражей издатели не могут предложить серьезного вознаграждения. Если в западных странах университет оплачивает годовой академический отпуск по написанию учебника целому коллективу, то в нашей реальности лишь самые передовые вузы предусматривают материальное стимулирование создания учебных публикаций, весь приоритет отдается научным работам, поскольку именно их индексация влияет на позиции вуза в рейтингах. Если позиция вузовских администраций не изменится, наиболее активные и талантливые авторы просто перестанут писать новые учебники.

Все чаще слышны мнения, что современные российские учебники уступают западным: они меньшего объема, в большей степени теоретизированы, не содержат цветных иллюстраций, не всегда позволяют полностью реализовать авторский замысел.

У издательства «Юрайт» был опыт издания прогрессивных учебников по западному образцу. Это титанический коллективный труд с низкими продажами: высокая себестоимость подобных курсов не позволяет установить цену, доступную многим вузовским библиотекам. С другой стороны, в долгосрочной перспективе падение спроса на подобные учебники меньше: у них есть своя устойчивая «элитная» аудитория, готовая платить за качество. Например, прогрессивные юридические учебники стали покупать не студенты, а успешные практикующие юристы, осознавшие необходимость повышения своей квалификации.

Но экономическая невозможность делать «идеальные» учебники западного уровня не в коей степени не отрицает задачи выпуска отечественных учебных изданий. У нашей высшей школы свои традиции, свои наработки, запросы на практикоориентированность от реальных российских работодателей. Нельзя просто заниматься переводом западных книг: потеря навыка отечественного учебного книгоиздания объективно представляет стратегическую угрозу для будущей конкурентоспособности страны.

 

Пути выхода

Но в любом положении есть положительная сторона. Если признать учебник неотъемлемым инструментом учебного процесса, можно использовать уже имеющийся большой потенциал и опыт для реконструкции отрасли.

Издателям нужно продолжать свою работу по подготовке современных курсов. Компетенции в методическом и научном редактировании, правильном оформлении и типографической печати остаются полем издательской деятельности. При этом неизбежно самое тесное сотрудничество издателей с вузами и Национальной платформой открытого образования по встраиванию учебников в реальный образовательный процесс, отслеживать методические тенденции и развитие отраслей знаний, продвигаться к большой практикоориентированности изданий.

Академическое сообщество должно изменить нормы образовательных стандартов и установить принцип «учебник каждому студенту на всю жизнь». Сейчас финансируется комплектование библиотек по норме 1 учебник на 2 студентов для основных дисциплин и 1 на 4 — для второстепенных. Как в военные годы, одна винтовка на несколько бойцов не может гарантировать успеха. Видимо, регулирующие органы исходят из представления, что учиться будет только половина студентов. Но это же абсурд, зачем в таком случае выдавать дипломы остальным?

Пока подобные нормы не введены, желающие получить реальное образование студенты так или иначе будут самостоятельно покупать издания. Напомним практику западных университетов, где обучающийся смотрит на книгу как на спутника-помощника на протяжении всего срока обучения и карьерного роста.

Также критически важно повышать общую академическую культуру преподавания, чтобы общепринятой практикой стали не интернет-пиратство и плагиат в методичках, а грамотное использование современных инструментов — цифровых систем поддержки образования (ЛМС), электронных библиотечных систем, иных технологий. Безусловно, преподаватели должны быть в курсе последних учебных изданий по своим курсам, что требует определенной активности издателей. Например, в рамках акции «Индивидуальная книжная полка преподавателя» наше издательство дает бесплатный доступ на издания по читаемым дисциплинам.

Наконец, возрастает роль университетской библиотеки: в новых условиях все большее значение приобретает роль посредника между издателем, преподавателем и студентами. Координация и методическое консультирование сторон учебного процесса, переход от хранилища книг к образовательному пространству, к месту активного учебного процесса.

По отдельности и издателям, и преподавателям, и библиотекарям не хватает сил для национального проекта по созданию учебной литературы. Выход есть: используем сильные стороны друг друга и объединимся ради российского высшего образования!

 

 

 

источник: http://www.prtime.ru/user/urait/news/

19 Февраля 2016
Метки: Статьи