Горячая линия
25 сентября 2021 активны на платформе
35 560 +98
Преподавателей
289 628 +792
Студентов
99+
Нет новых уведомлений
Высокий уровень вовлечения представителей целевой аудитории является четким
12 декабря 2020
Высокий уровень вовлечения представителей целевой аудитории является четким
12 декабря 2020
Высокий уровень вовлечения представителей целевой аудитории является четким
12 декабря 2020
Книги
Книги
Курсы
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить все преимущества платформы Юрайт!

«Приоритет 2030: что в приоритетах уже сегодня?» Онлайн-дискуссия Юрайт.Академии

Дата публикации
13 сентября 2021
Время на прочтение статьи
9 мин
Количество просмотров
370

9 сентября на Образовательной платформе «Юрайт» прошла онлайн-дискуссия «Приоритет 2030: что в приоритетах уже сегодня?», где представители российских университетов обсудили множество ключевых факторов программы «Приоритет 2030» и ее воздействия на развитие российской системы образования. Модератором беседы стал Александр Сафонов, академический директор Образовательной платформы «Юрайт».

 

Спикеры:

 

Николай Бабанов, проректор по программам развития Нижегородского государственного технического университета имени Р. Е. Алексеева, и. о. заведующего кафедрой «Электроника и сети ЭВМ», доктор технических наук, доцент, действительный член Академии инженерных наук имени А. М. Прохорова;

Никита Авралев, проректор по стратегическому развитию Северо-Кавказского федерального университета;

Александр Клягин, ведущий эксперт проектно-учебной лаборатории «Развитие университетов» Института образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

 

7:40 Александр Сафонов напомнил пользователям платформы о задачах и целях государственной программы «Приоритет 2030»: «Программа “Приоритет 2030”, она же Программа стратегического академического лидерства, задумывалась в 2020 г. и сейчас проходит конкурсные процедуры, вскоре уже будут объявлены победители, которые получат поддержку Министерства образования и науки. Думаю, все мы в ожидании результатов, все образовательное сообщество интересует вопрос, кто же победит. Как можно оценить приоритеты этой программы, ее преимущества и недостатки?»

 

8:44 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Прежде всего за последнее время это одна из немногих программ, имеющих системный комплексный характер. Она не решает локальные задачи, а направлена на модернизацию системы всего ВО. По задумке, десятилетний период очень мал, в итоге на выходе мы должны иметь технологии, продукты, которые в кооперации с реальным сектором и наукой должны совершить прорыв в экономике России».

 

10:11 Никита Авралев (СКФУ): «Конечно, это самая масштабная программа, объединяющая столько вузов. С другой стороны, есть важнейший вектор в том, что мы создаем лидеров регионов, драйверы развития регионов. Программа нацелена на то, чтобы университеты стали серьезным участником социально-экономического развития с точки зрения науки, образования, культуры. Говорить о недостатках программы пока сложно, надеюсь, их не будет в процессе реализации».

 

11:11 Александр Сафонов: «Насколько региональным вузам по силам сократить отрыв от федеральных НИИ?»

 

11:43 Никита Авралев: «Я бы не стал говорить об уравнивании. Программа дает возможности. Понятно, что университету, который не участвовал ни разу ни в одной программе развития, будет трудно тягаться со столичными мастодонтами. Но этого никто и не требует. Каждый университет написал программу относительно самого себя, через 10 лет вуз должен измениться в лучшую сторону относительно себя. На это и ориентирована программа: не надо пытаться стать МФТИ, надо остаться собой, но сделать существенный рывок. Еще один важный аспект — коллаборация с ведущими НИИ, университетами, корпорациями. Региональные вузы могут повысить конкурентоспособность за этот счет».

 

13:33 Александр Клягин (ВШЭ): «Основное достоинство программы — что у нее нет фокуса на географическую принадлежность, в отличие от программы по опорным вузам, где были ограничения по участию для вузов Москвы и Санкт-Петербурга. Здесь основной фокус — на развитие. Неважно, откуда приходит вуз. Сейчас заявки, принятые к рассмотрению, показывают, что охват очень большой даже на старте, при таком охвате ключевым недостатком программы является только ее финансирование. Базовый грант на 100 млн, учитывая перечень программы развития и десятилетний период, может быть недостаточным, есть куда расти и увеличивать финансирование, чтобы результаты были более амбициозными». 

 

15:37 Александр Сафонов: «Как программа развития вуза ВШЭ может конкурировать с менее крупным региональным вузом? Ведь конкурс проводится среди программ?»

 

15:57 Александр Клягин (ВШЭ): «Вузы конкурируют не друг с другом, а сами с собой. Задача — показать развитие и отрефлексировать, какова целевая модель сейчас и как она должна поменяться. Это сложная задача на десятилетний период, в нашей стране тяжело планировать. И это ряд индивидуальных решений, мы не стоим в одной очереди и не толкаемся локтями, мы боремся сами с собой».

 

17:02 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Я согласен с коллегами: конкурсная комиссия анонсировала оценку не в статике, а в динамике, оцениваться будут команды, способность вуза не просто меняться, а предложить понятную конкретную программу по решению задач. Но самое главное — показать, что кооперация с нашими партнерами помогает конкурировать в реальном секторе экономики на мировом уровне. Денег и ресурсов никогда не бывает много, но это может быть катализатором, который в случае правильных действий приведет к появлению других источников финансирования — регионов, крупных предприятий, корпораций. Это часть специфики данной программы».

 

18:48 Александр Сафонов: «Крупные университеты любят переманивать условиями преподавателей из регионов. Есть ли такая проблема с менеджерами? Или команды бывают хорошо сформированы на региональном уровне и им ничего не грозит?»

 

19:24 Николай Бабанов: «Мы живем в мире конкуренции, это нормально. Горизонтальные перемещения полезны всем и всегда. Пример тому — наш коллега Никита Авралев, который из Нижегородского госуниверситета переехал на Кавказ. Если вы заинтересованы в том, чтобы ваша команда работала эффективно, создайте эффективные условия!»

 

20:17 Александр Сафонов: «Как программа “Приоритет 2030” учитывает цифровую трансформацию? Цифровизация — наша реальность, программа связана с этим или это не самый важный акцент?»

 

20:48 Александр Клягин (ВШЭ): «В структуре программы есть целый блок про цифровую трансформацию и политику открытых данных. Работа над цифровой трансформацией — это уже гигиеническое правило для вуза, другое дело, что много направлений преобразований внутри программ уже существует. При оцифровке этих процессов надо быть реалистичным. В рамках Приоритета цифровая трансформация остается в фокусе ключевых стратегических изменений вузов. Цели и возможности у вузов могут быть разными, но есть два основных направления: кто-то работает изолированно, в духе информатизации деятельности университета, а хотелось бы, чтобы вузы интегрировались в другие разделы, чтобы цифровая трансформация была сервисным контуром, вспомогательной работой для образовательной, молодежной политики. Это непросто, это связано с рефлексией задач, это не просто продолжение плана информатизации».

 

23:12 Александр Сафонов: «В рамках программы появились трансформационная компонента и трансформационные активности, насколько программа будет их изменять? Или она будет усиливать уже сложившиеся тренды конкретных вузов?»

 

23:58 Никита Авралев (СКФУ): «Вуз, не участвуя ни в какой программе, уже меняется, так как мы живем в социуме. Каждый вуз обозначил свои задачи на 2030 г. по-своему. Большая задача для региональных вузов — стать открытыми с точки зрения взаимодействия с партнерами, университетами, индустрией, договариваться о реализации образовательных программ, исследовательских проектов. Если вузы пойдут в эту сторону, это будет очень тяжело, многим придется жертвовать. Но сейчас без этого уже нельзя».

 

26:26 «Статус федерального вуза обязывает работать в рамках всего федерального округа, это нелегко, но мы создаем консорциум вузов Северного Кавказа, на Ставрополье вовлечены в реализацию проектов. Мы понимаем, что сидеть на статусе мы уже не можем, чтобы стать лидером, надо добиваться качественных успехов, работать с индустрией, привлекать ведущие университеты. Региональным вузам без тесной коллаборации никуда. Время обособленного существования прошло».

 

28:15 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Поскольку формально программа опорных университетов не окончена, она действует. Но проект для “Приоритета 2030” совершенно другой, принципиальная новизна связана с тем, что мы попытались понять, кем мы хотим стать, где мы сильны, с кем мы сильнее, чем мы можем помочь, что нам нужно. Это иной подход. Мы определили ключевое направление — научные исследования, сопровождаемые созданием конкретной технологии для кооперации с индустриальными партнерами. Этот подход привел к тому, что мы сконцентрировались на пяти конкретных проектах, понимая, какие изменения должны появиться в университете».

 

30:09 «Университеты должны стать открытыми, политика открытых данных находится в начале развития, мы недостаточно используем возможности цифровизации. Но главное, что нас поддерживают партнеры и коллеги».

 

31:41 Александр Сафонов: «Что произойдет с проектами программ, которые разработаны, на которые потрачено много усилий, вдохновения, ресурсов, для которых уже сформированы договоренности, но которые по какой-то причине не победят в конкурсе? Смогут ли они жить без получения гранта по программе “Приоритет 2030”?»

 

32:22 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Если мы посмотрим на те или иные программы, то увидим, что многие из них по окончании не были успешны. Обеспечить устойчивость после окончания финансирования — одна из основных задач, стоящих перед нами относительно “Приоритета 2030”. У нас есть термин “освоение средств” — это не тот случай. Финансирование гранта — это старт, который позволит по-другому выстроить систему финменеджмента, в том числе привлечь средства из других источников».

 

33:17 «Значительные средства сконцентрированы в проектах Минцифры, в Министерстве промышленности — нам ничто не мешает встраиваться в программы. Когда вузы будут встраиваться в эти процессы, можно будет говорить о финансовой устойчивости вне программы “Приоритет 2030”».

 

34:14 Никита Авралев (СКФУ): «Программа пишется не для того, чтобы принять участие в конкурсе. Если у менеджмента университета нет придуманного и разработанного с коллективом вуза, положенного на бумагу плана развития университета, сложно этому университету не то что участвовать в программах, а просто даже развиваться. Поэтому коллегам, которые не попадут в этот список вузов-победителей, советую не отчаиваться, а реализовывать программу. Даже вузы, которые получат эти сто миллионов, которые не являются большими средствами даже в рамках бюджета университета, должны будут грамотно распределить их. Средства — это бюджет развития, не инструмент поддержания штанов. Это самая опасная история: дали тебе сто миллионов, а ты заткнул ими бюджетные дыры. И университет не развивается. И через год-два это обнаружится. Если вузы поймут, что это бюджет развития, будут вкладываться в точки роста, в дальнейшем финансирование пойдет к финансированию, университет выйдет на самоокупаемость».

 

36:59 Александр Клягин (ВШЭ): «Масштабы поддержки относительно цифровой трансформации другие, появились другие требования к этому блоку, что он должен быть обусловлен другими основными видами деятельности, и это далеко не тривиальная задача, в особенности — если мы говорим про внедрение индивидуальных образовательных траекторий, проектных форм обучения».

 

38:24 «Я поспорю с Николаем Юрьевичем, у него был один из предыдущих тезисов, что трансформационные компоненты в преобразовании внутри вуза не так важны, как нацеленность приоритетов вовне, стратегические задачи и т. д. Очень часто мы видим, когда с проектированием стратегических проектов, с разработкой, с амбициями у вуза все хорошо. Но иногда не видишь, зачем коллеги хотят выйти на новый уровень развития. Далеко не все могут сформулировать, как будет меняться кадровая политика, как будут меняться финансовая политика, управление». 

 

39:29 «Ключевой фактор для успешного участия в конкурсе и реализации программ — это именно соотношение того, как вуз ставит амбиции во внешнем контуре, и того, насколько он реально готов решиться на существенные институциональные изменения. Например, в управление образовательным процессом, в кадровой политике и т.п».

 

40:43 Александр Сафонов: «Как программа отразится на преподавателях и студентах? Чего им следует от этого ожидать, или они находятся в состоянии внешних наблюдателей и просто болеют, как на спортивных соревнованиях, понимая, что это затронет как раз прорывные отделы, к которым они не будут иметь отношения?»

 

41:34 Никита Авралев (СКФУ): «Если программа развития университета никак не отражается на преподавателях и студентах, то она не реализуется. Преподаватели и студенты — главные люди в университете, вопрос развития кадрового потенциала наиглавнейший для нас, потому что мы региональный вуз, завтра мы не привлечем к себе нобелевских лауреатов и ведущих исследователей со стороны. Нам надо работать с теми, кто у нас есть, выстроить систему воспроизводства наших преподавателей и исследователей. Это тяжелый вопрос, потому что вы же понимаете, что большинство преподавателей все устраивает. Но если сесть за один стол с хорошим работодателем, который готов не только критиковать, но и созидать с тобой образовательную программу, а потом может туда посадить пару хороших выпускников, тогда получается резать систему по живому. Без этого никуда, иначе мы будем через десять лет слушать от работодателя, что мы не тех готовим и им всех надо переучивать».

 

46:04 Александр Клягин (ВШЭ): «Я рекомендую коллегам прочитать свои программы развития глазами студента или преподавателя: он вообще поймет, о чем идет речь, или он решит, что его нагрузка возрастет, что сейчас еще и вот это надо будет делать? Зарплату не поднимут, добавят обязанностей, ответственности будет больше. Команды вузов готовят программы для регулятора, для экспертов, а вот простым языком не всегда получается рассказать, как изменится жизнь обычного студента или преподавателя, а это важно».

 

47:26 «Если программа, помимо прочего, не только работает с мегасуперстратегическими задачами на перспективу, а еще снимает ключевые барьеры в обычных процессах вуза, преподаватели будут чувствовать: наконец-то, программа реализовалась, мы теперь в командировку за три клика можем поехать!»

 

49:56 Александр Сафонов: «Вы вовлекаете преподавателей и студентов в разработку программ, изучаете ли вы их мнения при разработке, или это делается узкой группой ваших сотрудников и потом публикуется?»

 

50:23 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Человек устроен так, что воспринимает любые изменения как угрозу, это наша суть. Часть людей, которые ставят во главу угла “стабильность”, могут не стать сторонниками преобразования, надо понимать, каково количество этих людей. Если эти люди нужны, они будут работать. Если они становятся объективным тормозом, придется принимать жесткие кадровые решения. Крайне важно, чтобы студенты и преподаватели почувствовали изменения в лучшую сторону от реализации проектов, если это будет сделано, сторонников, союзников и участников будет больше. В нашей программе принимали активное участие порядка 50 человек».

 

53:47 Александр Сафонов: «Чем коллаборация в рамках программы “Приоритет 2030” отличается от уже сложившегося межвузовского взаимодействия или взаимодействия между вузами и предприятиями?»

 

54:12 Никита Авралев (СКФУ): «Объединение и коллаборации между вузами, или предприятиями, или научными организациями ради “Приоритета 2030” ни к чему хорошему не приведут. Если определены четкие задачи, ориентированные на реализацию совместной обязательной программы или на создание конкретных технологий, если все в этом консорциуме понимают свои роли и ориентированы на создание конкурентного интеллектуального продукта, то тогда и будет результат, независимо от того, реализован он в рамках программы или нет».

 

55:50 Александр Клягин (ВШЭ): «Что, если такого консорциума не будет? В обычной жизни вуза существуют обычные коллаборации, в том числе по стратегическим направлениям. Но логика программы такая: вуз заявляет свои стратегические направления, проекты. В рамках проекта вуз заявляет, что ему нужен один консорциум или несколько, логика такова, что без этого проект невозможен или будет существенно слабее. Что он дает нового? Не всем из текстов заявок понятно, в чем потенциал этого проекта, что он дает: новые кадры, интеграцию новых достижений?»

 

58:07 Николай Бабанов (Нижегородский государственный технический университет имени Р. Е. Алексеева): «Когда мы планировали научно-производственный консорциум, мы рассматривали не только то, что партнеры дадут нам, но и то, что мы можем дать партнерам. Кроме того, мы должны понимать, почему партнеры без нас не смогут реализовать масштабные проекты. Мы вместе задумались над тем, для решения какой стратегической задачи мы полезны. Мы определили ее, наш консорциум занимается развитием Северного морского пути, поэтому в нем и предприятия Росатома, и проектные организации, которые проектируют новые ледоколы». 

 

59:23 «Мы четко понимаем, что вместе мы можем сократить время реализации тех больших задач, которые поставлены перед страной».

 

1:03:09 Александр Сафонов: «Важный вопрос: стоит ли ждать от программы усиления тренда на укрупнение учебных заведений?»

 

1:03:53 Александр Клягин (ВШЭ): «Судя по информации, нельзя сказать, что институты опасаются массовых слияний, оптимизации всей сети. Ощущение, что все вузы сейчас сольют, а проигравших в конкурсе закроют, очень стереотипное и не оправдается. Конечно, сценарии могут быть разными. Первый — когда несколько вузов от региона не могут пройти фильтр допуска к отбору, для них реорганизация — это вопрос выживания. Второй сценарий — у вуза-участника все хорошо, но параллельно в силу разных причин планируется реорганизация путем присоединения кого-то другого». 

 

1:07:05 «Существует сознательный выбор, когда вуз понимает, что не сможет участвовать в программе, и участвует через консорциум. Инструмент консорциума предполагался, чтобы усиливать охват программы».

 

1:11:37 Никита Авралев (СКФУ): «Не надо ничего бояться. Программы уже написаны, надеюсь, в них было вовлечено много преподавателей и исследователей. На защите надо просто показать действительно то, как вуз будет развиваться, быть амбициозным, но реалистичным и показать за те семь минут, за счет чего именно будет развиваться вуз. Меньше общих фраз и больше о специфике и конкурентных преимуществах университета».

 

В прямом эфире за дискуссией наблюдали более 250 человек! Регистрируйтесь на вебинары от Юрайт.Академии и предлагайте свои темы для бесед с преподавателями и администраторами ведущих российских образовательных организаций! 

 

Также не забудьте о всероссийской акции «Входное тестирование» , которая даст исчерпывающую информацию об уровне поступивших в этом году в вузы и колледжи страны студентов! Начните учебный год правильно!

Другие новости