Горячая линия
Вход / Регистрация
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить все преимущества платформы Юрайт!

«В системе подготовки кадров высшей квалификации настало время перемен»: новый закон об аспирантуре, программы двойных дипломов и работа с постдоками. Интервью с Ольгой Григорьевой, руководителем Департамента подготовки кадров высшей квалификации СФУ

Дата публикации
09 июня 2021
Время на прочтение статьи
10 мин
Количество просмотров
182

О том, чего ожидать от нового закона об аспирантуре, как изменятся требования к поступающим в СФУ, почему аспирантам стоит защищать диссертацию и какая у молодежи мотивация идти сегодня в науку, рассказала в интервью Образовательной платформе «Юрайт» Ольга Анатольевна Григорьева, руководитель Департамента подготовки кадров высшей квалификации Сибирского федерального университета, доцент, кандидат технических наук.  


 

Традиционный вопрос: какова должна быть доля учебной нагрузки в аспирантуре, на ваш взгляд? Как вы относитесь к тому, что сейчас аспирантура не исключительно научная и не обязательно защищать диссертацию на выходе? 

 

На сегодняшний день образовательная компонента, согласно ФГОСам, составляет 30 зачетных единиц. Это достаточно большая образовательная компонента в подготовке аспирантов, и она волновала многих. Как следствие, принят закон о том, что у нас отменяются ФГОСы и вводятся с 1 сентября федеральные государственные требования. На сегодняшний день эти требования не утверждены, поэтому сказать, какова теперь будет образовательная компонента, сейчас сложно. 

 

Но я хочу сказать одно: без образовательной компоненты аспирантура не может остаться. Во-первых, это третий уровень образования, а во-вторых, сдача кандидатских экзаменов является обязательным условием — а для подготовки к ней должны быть образовательные дисциплины. Но то, что нужно уменьшить количество образовательных дисциплин, — это точно! Конечно, необходимо изменить учебный план, чтобы выполнить требования по защите, нужно изменять траекторию подготовки аспиранта, ужесточить аттестацию аспиранта, необходимо проработать требования или критерии к аттестации. Решение этих вопросов в комплексе, конечно, должно помочь больше и качественнее защищаться и повысить эффективность работы в аспирантуре.  


 

Вы начали говорить о новом ФЗ № 517, который вступит в силу с 1 сентября 2021 г. и изменит порядок и условия обучения в аспирантуре и выпуска из нее. Пока не все успели разобраться в новом законе и в том, как он изменит аспирантуру. Какие еще трансформации в нем прописаны и насколько они необходимы? Что за аспирантура 4.0? 

 

Трансформации действительно необходимы. Они были ожидаемы, и научная общественность обсуждала эти вопросы. Появился нормативный акт, который закрепил желания и требования всей научной общественности. Что изменяется? 

 

Во-первых, как я уже сказала, отменяются ФГОСы и вместо них будут разработаны федеральные государственные требования. Второе — меняются требования к предзащите. У нас была государственная итоговая аттестация, сейчас будет просто итоговая аттестация, но появляется обязательное условие, чтобы она оформлялась в виде предзащиты. То есть процедура итоговой аттестации должна быть изменена, чтобы аспирант мог получить заключение по своей диссертации. Уже собирается не государственная комиссия, а большое количество экспертов по данной специальности, диссертация рассматривается полностью и дается заключение о выполнении диссертационной работы — именно с ним аспирант должен будет пойти на защиту в диссертационный совет. То есть степень готовности диссертации должна быть очень высокой. Как я говорила чуть раньше, чтобы был результат, нужно будет изменять и учебные планы, и индивидуальные планы, и общую траекторию, возможно, даже обеспечивать перевод на индивидуальную траекторию. 

 

Еще одно новшество, реализация которого пока еще не прописана нормативно, — сопровождение аспиранта до защиты, это очень важный момент. Потому что если аспирант отчисляется из аспирантуры, он больше не имеет права получить ни заключение (надо его заново прикреплять), ни командировку для представления диссертации, т. е. аспирант брошен сам по себе. Если сейчас нормативно это будет закреплено, то мы будем аспиранта сопровождать до защиты, но нужно установить время от выпуска из аспирантуры до защиты — не более года, процедура не должна затянуться надолго. Но самое главное — нужно перестраивать даже стипендиальное обеспечение аспирантов так, чтобы они могли проходить предзащиту, а то и защищаться точно в срок окончания аспирантуры. 


 

Как обстоит ситуация с аспирантами в СФУ? Сколько у вас защит ежегодно? 

 

Как и по всей России, к сожалению, как только мы перешли в 2014 г. на федеральные государственные образовательные стандарты, очень много внимания уделяется подготовке к аккредитации, учебным планам, разработке дисциплин — раньше это было не свойственно аспирантуре, но требования есть требования. Естественно, аспиранты сами понимают, что с них не требуют защит, они все готовятся к государственной итоговой аттестации, успешно проходят ее и все. Плюс пандемия, часть диссоветов не работала, потом было разрешено работать в частично удаленном режиме — поэтому процент защит не высокий. 

 

Но с самого начала мы настраивались на то, что важно прописать критерии прохождения промежуточной аттестации. В СФУ они разработаны и утверждены решением ученого совета. Мы к этому процессу подходили очень серьезно, у нас промежуточная аттестация имеет дифференцированный зачет с оценкой, и от того, какую оценку получает аспирант, зависит его стипендия. Если выполнять эти критерии, то к защите можно прийти в срок аспирантской подготовки. Первое, что мы сейчас сделаем, — вернемся к этому процессу. У нас есть аспирантские школы, которые этим занимаются. В некоторых институтах образуются научно-методические советы, которые проводят подтверждение оценки аттестации, которую аспирант получил на кафедре, — получается двойная экспертиза. Не знаю, к какой цифре мы выйдем, у нас сейчас меняется номенклатура специальностей, происходит трансформация диссертационных советов, у нас 18 диссоветов, из них 10 точно требуют переоформления. В аспирантуре, во всей системе подготовки кадров высшей квалификации сейчас вообще время перемен. 

 

В этих условиях трансформации какова мотивация молодежи идти в аспирантуру? Почему сегодня стоит это делать? По каким критериям они могут выбирать, куда поступать для построения успешной академической карьеры?  

 

Был период несколько лет назад, когда спрос на аспирантуру был снижен. Сейчас мы находимся на подъеме, может быть, в начале подъема. Но тем не менее, даже судя по нашему университету, у нас появляется конкурс, и довольно серьезный. Я считаю, это связано с тем, что молодежь стала более осознанной: они сейчас ставят себе цели, и если молодой человек ставит себе цель карьерного роста в университете или в научно-исследовательском институте, он понимает, что без защиты диссертации он уже карьеру не сделает. Поэтому именно та часть аспирантов, которая настроена на защиту, работает более интенсивно, эта часть участвует в грантах, в конкурсах, у них приличные публикации, это радует. И мы стараемся сейчас подобрать именно таких аспирантов, с хорошим научным заделом, чтобы как можно меньше было студентов случайных. 

 

Что касается части аспирантов, которые планируют работать на предприятиях или занимают уже сейчас какие-то должности, они понимают, что для их карьерного роста при всех прочих заслугах именно ученая степень может стать решающим фактором. Есть и такое, что приходят с предприятия люди, которые имеют научный и практический задел, они просто хотят оформить и защитить диссертацию. 

 

Ну, и третье — люди, которые просто любят науку и хотят ею заниматься. Они не ставят себе карьерной цели, и процент этих людей тоже растет, потому что люди сейчас выбирают заниматься тем, что им интересно. Я надеюсь, эта тенденция будет развиваться. 

 

Получить степень и пойти в аспирантуру — два совсем разных намерения? 

 

Можно получить степень через прикрепление, не поступая в аспирантуру. Можно самостоятельно написать диссертацию и защитить ее. Но чем аспирантура привлекательна? Пока мы были в рамках ФГОСа (а в этом году мы последний набор наберем и обучим по ФГОСам), лица, закончившие аспирантуру, получали и будут получать еще диплом с квалификацией  “Исследователь. Преподаватель-исследователь.” По ФГТ, конечно, уже диплома не будет, только свидетельство. 

 

Когда ты обучаешься в аспирантуре, это систематизирует твои занятия, у тебя есть научный руководитель, который назначает консультации, ты привязан к университету, у тебя есть занятия. Чаще всего аспиранта устраивают на какую-то часть ставки на кафедре, он живет в университете, и его главная задача — написать диссертацию. Поэтому процент защит лиц, прошедших аспирантуру, гораздо выше, чем процент защит лиц, которые прикреплены для выполнения работ. Так устроен человек: когда у него есть рамки, ему легче. Если у руководителя есть научная школа, лаборатория, аспиранты работают там — они получают гранты, сейчас хорошее финансирование в России. Есть много грантов, которые аспиранты могут получить сами. 

 

Речь зашла о том, какие способы присвоения кандидатской степени существуют, вспомнился способ присуждения степени по совокупности публикаций и патентов, это старая идея. Как вы к ней относитесь? 

 

Да, эта идея уже была, потом ее отменили и сейчас опять возвращаются к ней. Я отношусь к этому очень положительно: входные условия очень высокие, высокие требования к публикационной активности, к качеству публикаций. Но надо сказать, что массовый характер этот вид защиты не будет иметь — он и раньше не имел, это было исключение. Но лицам, которые действительно написали много публикаций, являются ведущими учеными на предприятиях, почему бы не дать возможность? Это хороший способ.

 

Экспертную оценку публикаций и патентов даст диссертационный совет. Он состоит из экспертов высокого класса. Он проверяет, соответствуют ли публикации теме, соответствует ли уровень публикаций, и входные количественные показатели — все определено. Меня часто спрашивают: если человек написал 50 публикаций за последние 10 лет, неужели ему так сложно написать диссертационную работу? Но получается двойная работа, а ему достаточно оформить свои результаты в виде диссертационной работы. Зачем писать с нуля, если это признанный ученый, как мы видим по публикациям? Я считаю, это просто нормальное состояние, когда могут рассмотреть его работу по совокупности публикаций — незачем ему писать, да и потом, смысл оформления всей работы только в том, чтобы ее оформить, — результаты-то уже опубликованы. 

 

Существуют ли в аспирантуре проблемы плагиата, заказных работ? Что в СФУ делается для борьбы с этим? 

 

Плагиат всегда существовал, но сейчас системы антиплагиата очень хорошо его отслеживают, а вот самоцитирование — это проблема. Почему нельзя цитировать свои же работы? Этот вопрос поднимается на многих уровнях. 

 

По части заказных работ — опять же, время возможности заказных работ уже прошло. До защиты диссертации вы сейчас должны выставить свою работу на сайт, т. е. вся научная общественность может с ней ознакомиться. Если человек занимается конкретной областью, то, как правило, все друг друга знают, и вот так выскочить без публикаций на защиту не получится. Сейчас уже очень сложно это сделать. Именно наша нормативная база предохраняет от этого, по крайней мере, время уже прошло.

 

СФУ, как и все вузы, имеет систему антиплагиата: мы проверяем на стадии представления работы на кафедре перед тем, как выдать заключение, и потом еще раз при представлении в диссовет. Не говорю уже о том, что автор сам проверяет, перед тем как представить работу. Есть спорные моменты — мы сразу соискателям ученой степени предлагаем проверить официально в публичной библиотеке, чтобы они имели подтверждение оригинальности на руках. 

 

Если вернуться к вопросу трансформации процесса защит, есть ли в России система ученых званий PhD и защита диссертаций на иностранных языках?

 

Сейчас человек может защищаться на иностранном языке — с обеспечением перевода. Единственное — диссертация должна быть представлена на русском языке. 

 

Те организации, которые имеют собственные ученые степени, тоже имеют защиты — СФУ с 2014 г. внедрил у себя собственные ученые степени. Мы приглашали и даже платили стипендию иностранным аспирантам, которые у нас обучались и защищались. 

Мне в этой системе больше нравится система двойных дипломов, когда аспирант обучается у нас и параллельно в другом университете. У нас прошло несколько защит и сейчас готовятся еще две защиты. 10 июня у нас совместная защита со Шведским королевским университетом. Чем это хорошо? Аспирант пользуется нашей базой — Сибирского федерального университета и Шведского королевского университета, у него два руководителя. Понимаете, насколько аспирант в выгодных условиях? Выходят шикарные защиты — у нас уже были две такие. Они получают сразу предложения на постдоки — уровень диссертаций очень высокий.

 

Сейчас в Испании, в Гранаде, находится наша аспирантка, готовится на защиту по PhD, будет совместный диссовет, она выполняет наши требования и требования Гранадского университета — диссертация получилась намного интереснее. Сам аспирант очень хорошо адаптируется в научной культуре Испании, работает с испанским руководителем, смотрит их особенности, все это привносится в нашу аспирантуру — это очень важно. Необязательно иметь двойные дипломы с зарубежными организациями — можно и у нас. Если кто-то пишет диссертацию, например, по лесам Сибири — пожалуйста, приезжайте к нам, у нас прекрасная возможность их изучать. 

 

Какие в СФУ реализуются программы двойных дипломов? И если вы упомянули о возможности кооперироваться внутри страны — был ли у вас такой опыт? 

 

К сожалению, у нас нет опыта взаимодействия внутри страны, но сейчас положение по сетевой форме подготовки открывает возможности — у нас есть кооперация с научными организациями, которые есть рядом, но официально мы это не оформляем, по договоренности у нас общая база, мы проводим совместные эксперименты, у нас даже научные руководители работают в двух организациях. 

 

А с зарубежными получилось интереснее — конечно, на сегодняшний день это личные контакты научных руководителей, научных школ. И если хорошие отношения у руководителя — он договаривается с партнером. Нам несколько раз помогла стипендия Президента на обучение за рубежом: если есть дополнительная договоренность, научный задел, аспиранты подают документы и выигрывают эту стипендию, это хорошее финансовое подспорье. Аспиранты едут и в течение года выполняют часть работы. 

 

Для аспирантов, которые у нас учатся по двойным дипломам, мы разрабатываем индивидуальный план — они четко знают, что они должны сделать в СФУ и в организации-партнере, какие будут публикации и с кем в соавторстве. Это очень важно в части организационной — нужно очень четко организовать, потому что когда они приезжают, у них нет времени на раскачку, они должны делать свою работу, и у нас, как правило, благодаря двойному руководству и двойным возможностям они защищаются в срок подготовки аспирантской работы. 

 

Сейчас с Кадисом по двум направлениям мы заключаем договора. Единственная проблема — время и бюрократия. Очень сложно оформляются все бумаги, уже аспиранты там ведут работу, а документация еще отстает — так не только у нас, во многих странах к этому очень щепетильно относятся, волокита есть. Я считаю, что двойные дипломы — очень перспективная форма. Вообще наука не может быть в одной стране, она общая, интернациональная. Поэтому чем больше у нас связей, тем больше результатов. 

 

Вопрос от зрительницы интервью Ольги Пригариной: Изменятся ли условия поступления в аспирантуру и какие требования действуют сейчас? 

 

Набор 2021 г. остается по-старому, а уже набор 2022 г. будет осуществляться по специальности. Пока программа вступительных экзаменов остается старая. В СФУ сдается один экзамен — только по специальной дисциплине. Часть специальностей у нас по направлению, часть по специальности — там, где нам нужно вырастить свои кадры, мы конкретизировали по специальности. Самое главное, к чему мы щепетильно относимся, — учитываем научный задел, назначаем дополнительные баллы. Мы считаем, что если аспирант, уже будучи в магистратуре, занимался наукой, писал статьи, это очень хорошее подспорье — он уже умеет писать. 

 

И здесь еще важно работать с магистратурой: этот трек «магистратура — аспирантура» нужно использовать как можно чаще, потому что тема диссертации должна быть сквозной. Мы выигрываем два года, и это очень важно. У нас пока нормативно нельзя дать дополнительные баллы за то, что студент учился в магистратуре по этой теме, но индивидуально это, конечно, учитывается. Мы работаем с магистратурой, и там стараются мотивированных ребят сразу сориентировать четко по тематике. 

 

Что касается приема — мне бы хотелось развивать индустриальную аспирантуру. Мы в этом году организовали хорошую приемную кампанию, разработали несколько буклетов на русском и английском языках — мы постарались донести их до предприятий, потому что, я считаю, сейчас есть хороший потенциал на предприятиях, поступают аспиранты на заочную форму обучения, приходят с научным заделом, его нужно только оформить. Последние два года много аспирантов поступали именно с предприятий. Надеемся, что у них досрочно будут защищены диссертации. Это серьезные люди, которые знают, для чего им защита и степень, приходят с хорошим намерением. 

 

Предусмотрены ли в СФУ какие-либо формы работы с теми, кто успешно прошел предзащиту или получил кандидатскую степень? Например, в ВШЭ реализуется программа работы с российскими постдоками — они приглашают их на исследовательские треки, дают рабочие места. Насколько это перспективное направление? 

 

Как таковой программы, прописанной и утвержденной, у нас нет, но у нас есть такая система — почему, например, даже прием мы разбили по специальностям — мы видим, просматриваем возрастной состав по этой специальности, ППС, докторов наук, и видим, в каких специальностях у нас в ближайшем будущем предвидятся проблемы, и начинаем готовить по этой специальности. 

 

Естественно, руководители стараются ребят еще во время обучения в аспирантуре устроить на кафедру, показать им будущую работу. Самое главное — не дать большой нагрузки, иначе не будет возможности написать диссертацию. Аспирант, работая в университете, понимает, что он хотел бы работать преподавателем, и, как правило, к окончанию аспирантуры таким ребятам предлагается остаться на кафедре. Есть вопрос с общежитиями — у нас очень хороший кампус, после универсиады остались общежития квартирного типа, наши аспиранты живут в квартирах, тем более те, которые защитились, — им предоставляются общежитие и рабочее место. Такая практика ведется в университете очень давно. Даже было такое время, когда проректор сам следил за тем, чтобы аспирант, который остался на кафедре, чувствовал себя комфортно, ему создавали хорошие условия. Аспиранты под началом руководителей живут в комфортных условиях.  

 

Напоследок идеологический вопрос. Как вы считаете, что является определяющим в становлении молодого ученого? Может быть, научный руководитель, или человек со старших классов школы захотел заниматься наукой. По вашему опыту и по тем людям, которые работают и учатся в СФУ, — что их направило на эту непростую дорогу? 

 

Вы знаете, это действительно интересный вопрос. Я даже проводила исследование. У нас был марафон, и последний вопрос для всех, кто в нем участвовал, был таким: какая причина или какая отправная точка была лично у вас, почему вы поступили в аспирантуру? Все отвечали по-своему, были очень интересные ответы: кто-то просто увидел ученого в 10-м классе и поставил себе явную цель, кто-то пришел почти случайно, но стал заниматься наукой и увлекся, остался на всю жизнь. Были разные ответы — кто-то говорил о том, что он первый раз попробовал выступать на студенческой конференции, понял, насколько это интересно, и захотел посвятить исследованиям свою жизнь. 

 

А что касается того, как сделать успешным обучение в аспирантуре, — я своим аспирантам всегда говорю: диссертация — это рубашка, которая будет греть вас всегда, вы станете кандидатом наук и будете уже состоявшимся человеком, вы можете переехать в другой город, пойти учиться в докторантуру, пойти преподавать. Человек  должен задуматься над этой мотивацией. Некоторые ведь начинают писать диссертацию и бросают — у них, как им кажется, есть дела поважнее. И очень важный аспект — научный руководитель. Это мое личное мнение. Роль научного руководителя велика, потому что если он увлечен, если он умеет руководить, умеет организовать работу аспиранта, это великое дело. А если он еще и представитель научной школы, когда есть хорошая исследовательская лабораторная база, то действительно роль научного руководителя огромна. Поэтому, когда ко мне приходят магистранты и спрашивают, как выбрать научного руководителя, я не жалею времени, всегда им рассказываю, предлагаю зайти на наш сайт, где с фотографиями представлены все научные руководители, я им советую посмотреть публикации руководителя, их почитать, понять, совпадает ли интерес с интересом научного руководителя. Я советую найти трех, четырех, пятерых научных руководителей, с ними побеседовать и только потом принять решение, к какому руководителю вы бы хотели пойти, ведь его роль действительно огромна. 

 

Другие новости